Главы     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10   

Секс в семействе спекулянта


В своей книге «Семья полицейского» Арти и моя мама Элен описывают сексуальную напряженность, которую создает в семье работа мужа в полиции:

«Из-за смены графика дежурств ритм жизни резко меняется каждую неделю. Сначала жена полицейского чувствует себя Золушкой, которой надо все успеть до полу- ночи. А потом ей, наоборот, приходится дожидаться полуночи в одиночестве, если она хочет «пообщаться» с супругом. Ни то ни другое не радует: муж взвинчен, а жена валится с ног от усталости».

Одним словом, если жена полицейского сексуальна, ее не устраивает нерегулярный график работы мужа.

Когда полицейские возвращаются домой после ночного дежурства, они нередко бывают в игривом настроении. Но жена может еще спать или спешить на работу. Работа в полиции каким-то таинственным образом делает человека сверхсексуальным, поэтому неудивительно, что даже в любящих семейных парах иногда возникают недоразумения.

«Один полицейский предпочитал по дороге с работы заглядывать в бар и выпивать с приятелями пару кружек пива, чтобы прийти домой уже сонным».

Говорят, что яблочко от яблони недалеко падает. И, как ни странно, график работы спекулянта похож на график дежурств полицейского. И даже хуже. Мой отец работал по трехнедельному циклу: первую неделю - с полуночи до 8 утра, вторую неделю - с 8 утра до 4 часов пополудни, третью - с 4 до полуночи. На четвертой неделе все начиналось сначала. А у меня график работы меняется не раз в неделю, а три раза в день. И это еще не все.

Выходя на «дежурство», я не беру с собой пистолет. Грабители, которых я пытаюсь загнать в угол, нередко расправляются со мной сами, и я остаюсь валяться в этом углу весь в синяках. В результате я взвинчен, но абсолютно не расположен к сексу. Но, к сглаваю, моя жена всегда находит способ соблазнить меня.

Как и у большинства трейдеров, у нас с женой отдельные спальни: я не хочу, чтобы Сьюзен просыпалась от постоянных телефонных звонков. Но всякий раз, когда конкуренты накостыляют мне по шее, я могу твердо рассчитывать на то, что Сьюзен заглянет в мою комнату и спросит: «Милый, что я могу для тебя сделать?»

«Ничего. Для меня уже ничего нельзя сделать».

«Не расстраивайся. Что бы ни случилось, мы всегда можем начать сначала! Мы снимем где-нибудь маленькую квартирку. Нам же не привыкать! И дети привыкнут. А если стрясется самое худшее, мы каждый день будем навещать тебя в долговой тюрьме. А ты сможешь в свое удовольствие играть там в шахматы или в теннис».

«Я не хочу оказаться за решеткой. Лучше брось меня и найди какого-нибудь полицейского, который послужит нашим детям хорошим примером».

«Представь себе, что я уже нашла его! Вот он сидит передо мной».

«Вы так милы, леди Сьюзен!»

«Но мы же с вами едва знакомы, офицер!»

«Вовсе нет. Мы долгое время вели наблюдение за вашим мужем и много о вас знаем. Но я хотел бы... э-э-э... узнать вас поближе».

«Вы всегда так много говорите, когда...»







Книжный магазин